№ 6 Февраль 2005 г.

Великий слепой


У Джеми Фокса, исполнителя главной роли, получившего «Золотой глобус» за эту работу, очень красивые руки, аристократические пальцы, он сам играет на фортепиано

На экраны выходит фильм «Рэй» - приблизительная биография пианиста, певца, соблазнителя и богобоязненного наркомана Рэя Чарльза, победившего корпорации и научившего мир правильно петь госпелы.

Давайте посмотрим правде в глаза, оглядимся по сторонам и тихо-тихо шепнем: «Kорпорация убила Рэя Чарльза». Больно уж гладко получается: сначала записали альбом дуэтов Рэя Чарльза с другими легендами ритм-н-блюза, потом сняли фильм, потом Рэй умер, и теперь и альбом дуэтов, и фильм, и будущий саундтрек к этому фильму, который обязательно выпустят и который станет лучшим бестовиком Рэя Чарльза, станут эдаким посмертным приношением. Одним словом, в этом возрасте у артиста есть мало более удачных пиар-стратегий, чем умереть (он уважать себя заставил и все такое).

Фильм «Рэй» был бы отличным биографическим эпосом, если бы не наврал. Одно из главных достижений и кульминация жизни Рэя Чарльза, согласно этому фильму, - история в Джорджии. Рэй отказался выступать на сегрегированном концерте (белые отдельно, черные отдельно), правительство запретило его концерты на территории штата, а потом в 1979 году торжественно отменило запрет и приняло песню «Georgia on My Mind» в качестве гимна штата. Так вот, на самом деле всего этого не было. Чарльз отменил концерт, проиграл судебный иск, заплатил неустойку, а спустя почти двадцать лет его песню сделали гимном штата - запрет и вражду сочинили сценаристы.

Создавая легенду, надо быть правдивым. Однажды соврешь - перестанут верить навсегда. Был ли мальчик? Был ли у мальчика младший братик, трагически погибший и навсегда оставивший ему чувство вины, почти как элвисовский Злой Брат-Близнец?

Была ли мама, сильная во всех смыслах женщина, которая научила его всегда считать в уме шаги и ступеньки и всегда носить туфли на твердой подошве, чтобы ориентироваться в пространстве по эху от собственных шагов?

Если не считать этой стратегической ошибки, фильм вполне убедительный, местами сентиментальный, местами зажигательный и поучительный. Тэйлор Хэкфорд, снявший живописный хоррор «Адвокат дьявола» и мелодраматический триллер «Доказательство жизни», подошел к экранизации жития музыканта аккуратно. Выглядит житие примерно так.

После того как Рэй ослеп, он развил в себе замечательный дар, не просто «зато я нюхаю и слышу хорошо», а какой-то фантастический, мистически острый слух. К этому прилагался еще и голос, которым он мог сымитировать любой звук и оказывать гипнотический эффект на публику.

Он очень любил женщин и пользовался своим даром для того, чтобы подцепить самых симпатичных. Знакомясь с ними, он пожимал им руки, гладя от ладони до локтя. Так он узнавал, красива ли его избранница.

А заодно ставил красавиц в неудобное положение - вроде и не откажешь слепому, который нагло и беззастенчиво нарушает границы эротического пространства. Симпатичные негритянки млели и почитали за честь отдаться слепому пианисту, впоследствии миллионеру.

У Джеми Фокса, исполнителя главной роли, получившего «Золотой глобус» за эту работу, очень красивые руки, аристократические пальцы, он сам играет на фортепиано (разумеется, на звуковой дорожке не его упражнения, а настоящие записи Рэя, но выглядит все равно все безукоризненно). Голос его звучит только в диалогах - поет настоящий Рэй Чарльз с отреставрированных старых записей. Зато Джеми обольстительно улыбается, по четырнадцать часов в день носит накладки на веках, которые и на самом деле его ослепляют, ходит, переваливаясь уточкой, излучая одновременно неуверенность слепого и заученную уверенность волевого гения, и показательно разлагается как личность от героина.

Только ли от героина? Рэй с самого начала установил двойные правила. «Всегда говори мне только правду», - но это не значит, что он не будет изменять своей жене направо и налево и вешать ей лапшу на уши. Колясь героином, он оправдывал слабость ужасом перед черной бездной, в которой он проводит дни и ночи, - но что здесь было первично, ужас или желание, чтобы все его оставили в покое и не заставляли совершать трудных и неприятных поступков, вроде завязывания с наркотиками?

Рэй Чарльз спал со своими солистками, а когда они начинали устраивать истерику, выгонял их к чертовой матери из студии и сам с помощью наложения записывал себе женский хор подпевок.

Рэй Чарльз придумал петь госпел не о Боге, а о желании секса. Рэй Чарльз подписал чудовищный контракт со студией-мейджором, связав ее по рукам и ногам, запретив диктовать, что сочинять и как играть, и оставив себе все мастер-диски. Он десятки раз попадал в хит-парады, дал последний концерт за месяц до смерти, завязал с наркотиками в конце шестидесятых и написал лучшие песни мировой поп-музыки.

Корпорации отыгрались только сейчас, сняв «честный» биопик, почти «докудраму» и засунув в нее ровно такое количество вранья, чтобы верить фильму было опасно, но соблазнительно. Но в любом случае можно наслаждаться саундтреком и умилительно-трогательной Америкой пятидесятых - волшебной страной осиных талий, юбок-колокольчиков и хорошо сшитых костюмов, сегрегированных ночных клубов и разваливающихся сараев-церквей, госпела и ритм-н-блюза.

Семен Кваша

Гонки на «тазике»

На экраны выходит фильм «Неуправляемый занос»


Это почти детективная история, в которой есть жертва, сыщики, расследование и даже погоня

Российские кинематографисты уже поверили в жанровое кино, то есть в то, что успех у зрителей имеют фильмы со спецэффектами, активным действием, молодыми героями. При этом большинству режиссеров хочется все-таки снимать другие фильмы, те, к которым они привыкли во времена своей учебы во ВГИКе, - нечто старое-советское-душевное, с проблемами и неоднозначным взглядом на мир.

В результате получается гибрид жанра с… другим жанром, тоже довольно устойчивым, хотя и не названным и до сих пор пользующимся успехом. Но вот на пользу это соединение не идет ни тому, ни другому. «Неуправляемый занос», снятый Георгием Шенгелия, как раз такой пример.

Это почти детективная история, в которой есть жертва, сыщики, расследование и даже погоня. Есть лошади, автомобили, мечта героя стать гонщиком, что дает возможность авторам показать незаурядные возможности маленького «жигуленка» («тазика» - от Тольяттинского автозавода) на пустынных улицах провинциального города. Есть молодежная тусовка, граффити, будни милиции, знакомые по «Ментам» и аккуратный интерьер героини, знакомый по «Квартирному вопросу». И еще адаптация для кино дамской повести Елены Сазанович «Я слушаю, Лина!», опубликованной в 90-х в журнале «Юность» - при участии автора первых серий «Каменской», «Слепого», «Марша Турецкого» Елены Караваешниковой. Это все для успеха у среднестатистического зрителя, на которого рассчитана скромная, но достойная рекламная кампания (бигборды на магистралях, ролики по ТВ, сюжеты в кинопрограммах). А для души можно предложить незавершенность сюжета, открытый финал, моральные конфликты и неоднозначность отношений героев - обеспеченные активным участием самого режиссера в сочинении сценария.

В главных ролях - молодой актер Петр Федоров, внешне напоминающий Моритца Бляйбтроя («Беги, Лола, беги»), и актриса Рязанского ТЮЗа Мария Звонарева. Эта открытая Александром Прошкиным в фильме «Трио» актриса с редким даром естественности, сочетающая яркую внешность с обаятельной провинциальной неуклюжестью, в новой роли во многом утратила свою оригинальность, добившись сходства с Еленой Яковлевой в роли Каменской.

Эти герои поставлены волей автора в ситуацию невероятную, закрученную и почти безвыходную, сочиненную с единственной целью: дабы загнать героев в экзистенциальный тупик, выбраться из которого можно, лишь причинив вред - себе или другому. В этом собственно и состоит основная нравственная коллизия картины, подробно рассказать о которой невозможно, не раскрывая сюжета, чего делать уж никак нельзя, хотя бы из-за корпоративной солидарности и ради поддержки отечественного производителя.

В самых общих чертах - речь идет об отношениях следователя городской прокуратуры и подозреваемого в тяжелом преступлении молодого человека, которые волей случая оказались связаны между собой. Больше ничего и не скажешь. Ну разве что, вслед за рекламными анонсами, еще то, что юношу обвиняют в преступлении, которого он не совершал (хотя доказать его невиновность нельзя). Но детективная составляющая растворяется в настырной стилистике любовного романа (повесть-то написана в сущности о вспыхнувшей страсти между прыщавым почти подростком и разочарованной тридцатилетней женщиной).

Ничего вредного или пошлого в картине нет, так что и критического гнева она не вызывает. Есть какая-то системная ошибка, в результате которой старания автора сделать фильм лихо закрученным и держащим зрителя в напряжении вылезают наружу, в то время сочувствие к судьбе героев по ходу повествования все убывает. Очевидная умозрительность сюжета могла бы быть оправдана оригинальной (в смысле остроумной и не тривиальной) развязкой, но авторы предпочли обойтись без явной финальной точки. Неуправляемый занос, как и было обещано. В том смысле, что авторов занесло на крутом вираже и вынесло - на обочину. Хорошо еще обошлось без жертв.

Алена СОЛНЦЕВА


Георгий Шенгелия, режиссер фильма

Родился 11 мая 1960 года в Москве. С 17 лет работал на киностудии “Мосфильм” столяром-декоратором, художником-декоратором, осветителем, затем - помощником и ассистентом режиссера. В 1988 году Георгий Шенгелия окончил ВГИК, где учился в мастерской Марлена Хуциева. Первая его учебная работа, лента “Наталья Дмитриевна”, получила диплом на молодежном фестивале в Свердловске. В 1990 году режиссер дебютировал фильмом “Наша дача”. Затем снял картины “Менялы” и “Стрелец неприкаянный”, главные роли в которых сыграл Владимир Ильин. В 1992 году фильм “Менялы” в Швейцарии был удостоен приза “Золотая Чаплинская трость”. В числе последних работ Георгия Шенгелия - комедийный детектив “Классик”.



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100