№ 44 Октябрь 2005 г.

О чем плачут фрески


Троицкий собор


Уникальные фрески ждут своего часа

Настенная роспись Тюмени: прошлое и будущее

В августе, октябре и декабре 2004 г. началось восстановление настенной живописи Троицкого собора московской бригадой под руководством реставратора 1-й категории А.К. Гладова.

Уникальность сочетания больших по площади настенных живописных композиций с не характерной для Сибири архитектурой храма во имя Святой Троицы о четырех престолах на берегу Туры давно требовала искусствоведов и реставраторов; как, например, и ценнейшие фрески Георгиевского храма в заречной части Тюмени с изображением евангелистов на парусах, о существовании которых не подозревает большинство тюменцев.

Наконец, в истории восстановления Троицкого собора произошло этапное событие. Живопись построенного в 1708-1715 годах собора, относимая к ХVIII веку, поновлялась в ХIХ и ХХ веках. Живописный комплекс собора - это вообще разного уровня и стиля «поновления». Но сведений о «поновлениях» до почти не было; авторство настенных композиций до сих пор не было установлено.

Перед бригадой из объединения реставраторов Филатова стояла задача укрепить и восстановить стенопись, начиная с верхних ярусов, согласно профессиональной методике. Леса, однако, не были готовы полностью к назначенному сроку. Восстановление живописи пришлось начинать с нижних регистров.

Трудность воссоздания заключалась и в том, что необходимо было сохранить восприятие живописи Троицкого собора, в котором поновления обширны и разнообразны и по технике, и по стилю. Выполненные в разное время, они охватывают всю живописную плоскость в выборочных (фон, рамы) либо сплошных местах (композиции). Для памятника, пережившего сложные исторические этапы, служившего часто не по назначению, такое провинциальное разнообразие технологий и стилей - от элементов классики до барокко - неудивительно.

В ходе реставрационных работ выяснилось, что различие в живописной манере не является различием между ярусами, скажем, или хорами и ярусом.

Оттенок иноческого целомудрия киево-печерских святых («Антоний Киево-Печерский» и т.д.) и затворников («Св. преп. Нестор Летописец», «Св. преп. Савватий Соловецкий») контрастирует с ярким жизнелюбием фигур на столпах («Вел. Александр Невский») и в первом ярусе («Дмитрий Солунский»).

Контрасты внутри первого яруса не только в разномасштабности фигур (укрупненные Евангелисты - и рядом на стене - утонченных пропорций Зосима и Савватий), но и в статике, словно замерших, затворников и афонских святых, оттеняемой динамикой многофигурных композиций («Даниил во рту львином», «Св. Праведный Иов страждет на гноищи»).

Манера же написания херувимов на хорах не оставила возможности повторения их на сводах ввиду подчеркнуто грубоватой манеры достаточно позднего письма. Поэтому воссоздание херувимов на своде в притворе против Западных дверей сделано в классическом стиле.

Классический подход выдержан и в воссоздании орнаментов на сводах: здесь реставраторам пришлось объединить по стилю новый иконостас конца ХХ века с живописью, простоявшей века.

В результате работ наряду с восстановлением штукатурной основы и живописи была достигнута гармония внутрихрамового пространства; были сделаны и некоторые важные научные выводы и находки, достойные публикаций в каталогах и альбомах. На композициях «Дмитрий Солунский» и «Св. преп. Феодосий Тотемский» обнаружены авторские подписи, что является если не открытием, то шагом к возможному установлению имен мастеров ХIХ-ХХ вв., творивших некогда в Троицком соборе. Реставраторами атрибутирована единственная композиция ХVIII века (самая ранняя реликвия собора) - в нише Преображенского придела сохранилась фреска «Спас Благое молчание». Восстановление самой ранней фрески, относящейся к верхним ярусам, к сожалению, пока остается открытым. Уникальная фреска ждет своего часа, как и самые высокие регистры собора, вплоть до почти полностью утраченной росписи купола, окружающей Саваофа. Может быть, есть закономерность в замедленном восстановлении - так пробуют соблюсти принцип «не навреди»? Однако факторы среды и времени, которые не щадят уникальные фрески сибирской жемчужины - Троицкого собора, говорят об обратном.

Летние и зимние перепады температурно-влажностного режима, внешние технологические изменения в архитектуре собора (возведение куполов) в комплексе ведут к деструктированию штукатурного слоя. Резкая граница между укрепленной и не укрепленной, осыпающейся живописью на стенах Троицкого собора грозит новыми и новыми утратами. А ведь храм - это единый организм, части которого находятся в гармоническом согласии (как тело человека). «Недолеченные» места травмируют только что «вылеченные». Внутрихрамовое пространство страдает от такого контраста. Необходима немедленная консервация, скорейшее продолжение начатых работ - таково мнение специалистов по восстановлению настенной живописи. Такие работы должны проводиться параллельно с также необходимым укреплением берега.

К сожалению, сроки возобновления восстановления живописи Троицкого собора постоянно отодвигаются. А ведь можно еще успеть спасти разрушающиеся фрагменты на стенах уникального памятника!

Марина Стрелкова, фото Дмитрия Никифорова



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100