№ 39 Сентябрь 2005 г.

Андеграунд - в массы!


Одна из работ выставки


Благодаря Наталье Сезевой музей ИЗО получил эту уникальную коллекцию

Узнать, что такое андеграунд, познакомиться с его представителями и обнаружить интересные сведения о нашем городе предлагает очередной проект музея ИЗО, выставка «Кропивницкие - Потапова-Рабины. Москва, Тюмень, Париж».

В небольшом зале собраны работы пятерых художников - нонконформистов, творивших неофициальное, запрещенное искусство. Ранние, ученические работы Ольги Потаповой, окончившей исторический факультет Московского университета и связавшей свою жизнь с художником Евгением Кропивницким. Портреты мужа, девочек и женщин, автопортрет самого автора Ольги Ананьевны. Зрители с особым интересом рассматривают две ее акварели: «Вид из нашего окна в Тюмени» и «Портрет сына Льва». Хочется понять, в какой части города жили Кропивницкие и заметны ли уже у этого пухлого малыша Льва признаки бунтарского характера, которым обладал мастер Кропивницкий. При таком поиске Ольга Ананьевна как художница отходит на второй план. Здесь она в самом начале своего творческого пути.

Потом, в Москве, она пройдет хорошую школу, найдет себя в живописи и станет преподавать. Жаль, что на экспозиции нет ее более поздних работ.

Ольга и Евгений Кропивницкие прожили в Тюмени всего несколько лет, но, по словам куратора выставки искусствоведа Натальи Сезевой, оставили глубокий след в художественной жизни Тюмени первых послереволюционных лет.

«Евгений Леонидович был необычайно эрудированным, артистичным и талантливым человеком, - рассказывает Наталья Ивановна, - он посещал тюменскую изостудию, работал художником-декоратором в театре, принимал участие в выставках. Личность Кропивницкого сыграла большую роль в становлении творческой индивидуальности многих местных художников. Здесь же у молодой четы родился первенец, сын Лев, в будущем известный художник и поэт, один из ярчайших представителей московского андеграунда».

В 1923 году семья Кропивницких уехала в Подмосковье, здесь у них родилась дочь Валентина, которая потом тоже станет художницей. Умный и энергичный Евгений Львович и в столичной художественной среде становится значимой личностью, центром притяжения. В их барак в Лианозово съезжается вся творческая интеллигенция. Здесь молодые, еще никому не известные Эдуард Лимонов, Николай Вечтомов, Всеволод Некрасов, Оскар Рабин, Венедикт Ерофеев, Юрий Мамлеев, Генрих Сапгир, Владимир Немухин читают свои первые сочинения, по воскресеньям устраивают выставки. Впоследствии эта творческая группа была названа «Лианозовской». Авторы много говорят и горячо спорят об искусстве, вектор их творческой энергии был задан именно здесь. На становление многих художников повлиял Евгений Львович.

На экспозиции в музее представлены его разноплановые работы, написанные в разное время. Глядя на них, становится ясно - художник в течение жизни много раз менял свой стиль. В лиричных живописных пейзажах ощущается влияние Коровина и Серова, у которых ему посчастливилось учиться, есть вольнодумно-абстрактные композиции. Евгения Львовича интересовала древнерусская мифология, сказки - отсюда цикл иллюстраций, выполненный в смешанной технике, к произведению «О царе Салтане» Пушкина, работа «Гости», где к сидящему у избушки Лешему идут такие же, как он, лохматые чудища-друзья. Эта же тематика прослеживается в творчестве его дочери Валентины.

Среди стареньких домов и сарайчиков, среди любимой художницей природы, словно являясь ее неотъемлемым составляющим, возникают печальные фантастические существа. Отличны по энергетике работы ее мужа Оскара Рабина - вглядываясь в них, понимаешь, почему это искусство было запрещено. Отражение церкви, которой уже нет, а на ее месте стоят черные бревенчатые домишки; заброшенный, раскрытый акафист - теперь люди поклоняются новым богам. Дополнительную остроту и напряжение сообщает работам сочетание черного и белого, а также кубистическая манера, в которой выполнены линогравюры.

Лев Кропивницкий, тоже автор остросоциальных композиций, оригинальных портретов, книжный иллюстратор. Многие работы, представленные в музее, навеяны литературными произведениями Ч. Айтматова, В. Брюсова, П. Элюара. Этот представитель неофициального искусства поплатился за свое творчество: в сталинских лагерях и ссылке он провел девять лет. Именно Лев в конце 70-х передал музею более ста работ, среди которых были произведения отца, матери и его собственные. Так в музее ИЗО начали собирать русский андеграунд, в те времена эти авторы были под запретом…

Через двадцать лет в этих же стенах снова выставлялся андеграунд, заезжий - экспозиция работ из коллекции Всеволода Некрасова, и сам поэт - легенда, читающий перед собравшимися свои «неофициальные» стихи. Он-то и дал Наталье Сезевой адрес Валентины Кропивницкой и Оскара Рабина, которые в то время уже жили в Париже.

«Я написала Валентине Евгеньевне, - рассказывает Наталья Сезева, - она сразу мне ответила. Она прекрасно помнит разговоры в семье о Тюмени, тюменского художника Барышникова, который был ее крестным. Валентина предложила подарить нашему музею работы свои и мужа - Оскара Рабина, два года продолжалась наша переписка, решали, как лучше переправить картины. Их привезла к нам женщина из Нижнего Тагила, она ездила в круиз и заезжала к Валентине. В обычной папочке, через таможню, спокойно перевезла она эти произведения». Эти письма, воспоминания Кропивницкой и фотографии размещены тут же, на выставке.

Некоторые посетители вернисажа были немного разочарованы: запрет взвинтил к этим работам особый интерес, а когда появилась возможность их посмотреть, то оказалось, что ничего контрреволюционного в этих работах нет. Художница Татьяна Изосимова говорит, что, глядя на работы, нельзя забывать в какое время их писали. Тогда это было актуально, остро, запретно, сейчас восприятие изменилось, народ трудно чем-либо удивить, поэтому современный зритель реагирует на андеграунд абсолютно спокойно.

Марина Полуэктова



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100