№ 21 Май 2004 г.


Кремлевский оклад

А вот мне интересно: сколько получал Иосиф Сталин?

Как свидетельствуют исторические документы, генеральный секретарь партии Иосиф Сталин с начала нэпа и до 1935 года зарабатывал лишь 225 рублей в месяц и платил с них партвзносы в размере 6 рублей 75 копеек. Если учесть, что некоторые советские республики в это время просто голодали, получалось неплохо.

Первый раз оклад нового хозяина Кремля был повышен в 1935 году - до 500 рублей. А через год, накануне «большого террора», Иосиф Виссарионович решил заложить материальную основу для борьбы с классовым врагом, удвоив зарплату преданной номенклатуре. Зарплата самого Сталина была увеличена до 2000 рублей. В конце 1947 года зарплата Иосифа Сталина была пятикратно увеличена и составила 10 тысяч рублей.

По свидетельствам очевидцев, сберкнижки у Сталина не было, вся его зарплата складывалась в сейф, и из нее секретари платили партвзносы. Денег сам глава государства не тратил, их некуда и не на что было ему тратить. Весь его быт, дачи, дома, прислуга, питание, одежда - все это оплачивалось государством, для чего существовало специальное управление где-то в системе МГБ - НКВД, в которой была своя бухгалтерия.

Просто Елена

Слышал, что мэр Москвы Юрий Лужков женат на самой богатой женщине столицы. Сколько же она «стоит» и где люди находят таких невест?

Как показывает жизнь, люди находят себе невест, а равно и женихов повсюду, порой и в самых неожиданных местах. Но не стоит подозревать Юрия Михайловича в неблаговидном поступке: когда он женился, он уже был Лужков, а его избранница - просто Елена.

Сегодня она является не только богатейшей женщиной столицы, но одной из самых богатых в России. По последней оценке журнала Forbes, личное состояние жены “человека в кепке”- 1,1 миллиарда долларов.

Елена Батурина оказалась единственной миллиардершей в чисто мужской «золотой сотне» российских богачей, причем заняла в ней не просто почетное, а престижное 35-е место.

Она владелица комбинатов, заводов, гостиниц в Сочи, а также и землевладелица. В Белгородской области, например, ей принадлежит более 70 тысяч гектаров сельхозугодий. Так что состоявшейся супруге вполне под силу достойно содержать семью из четверых человек (у Лужкова и Батуриной две дочери) даже с «плохо» зарабатывающим главой.

Первый отдел

Ночь в белом халате


По ночам попадаются такие “клиенты” - лопатой не отмахнешься!

Ночная жизнь работников скорой помощи - особая тема. В то время, как большая часть жителей Тюмени спокойно спит, люди в белых халатах заступают на суточные дежурства, чтобы по первому вызову примчаться на помощь. Для них ночь начинается не с наступлением темноты, а по велению самых обычных часов.

Самая горячая рабочая пора для «скорой» - праздничные и постпраздничные дни. Лето вообще сезон не для слабонервных. Перепады температуры, тополиный пух и прочие природные каверзы очень тяжело влияют на гипертоников и астматиков. О ночной жизни «помощников» рассказывает врач скорой помощи Оксана Дьяченко :

- Обычно дежурство идет сутками. Две бригады дежурят с девяти до девяти утра, третья - с восьми утра до полуночи. Интересно, что к ночи народ температурит чаще, чем днем. Телефонные звонки принимает диспетчер. Счет вызовов идет по всему городу с начала смены. Так что вызов под номером, например, 462 никого не удивляет. Обычно бригада состоит из двух человек. Это фельдшеры. Врачи на вызовы не ездят. Приехав на место, фельдшеры оказывают необходимую помощь и, если нужно, доставляют человека в стационар. За ночь приходится поколесить. На сон времени, естественно, не остается.

На нескольких вызовах «скорой» довелось побывать и мне. Ночка, я скажу, выдалась не из приятных. Первый вызов был «дальним». Машине скорой помощи пришлось ехать в деревню Сазоново, в шестидесяти километрах от Тюмени. Бригада транспортировала в хирургию второй городской больницы молодого парня. У него - температура сорок и инфицированная рана кисти. За несколько дней до этого ему зашивали ее в травматологии, да, видать, что-то не так сделали.

Пять дней запоя - перелом обеспечен

Следующий вызов поступил из поселка Мыс, с улицы Маршала Захарова. Бытовая травма. Домчались до места за пять минут.

В грязи на пустыре между пятиэтажными домами лежит пьяная женщина. Нас встречает другая - трезвая. Это она вызвала «скорую». Говорит, стояла на балконе, вдруг услышала, что кто-то кричит на улице, зовет на помощь. И хотя было темно, она узнала по голосу свою бывшую коллегу по работе: вместе когда-то на одном заводе работали, да и живут по соседству. Пострадавшую зовут Клава, ей сорок пять лет. С мужем уже пять дней в запое. Вечером шли куда-то по грязи: поскользнулась, упала - закрытый перелом левой голени. Мужа след простыл. Метрах в десяти на лавочке тусовалась молодежь, на крики о помощи никак не реагировала. Только когда «скорая» подъехала, одна любопытная девушка подошла поближе: поглазеть.

Кое-как погрузили женщину на носилки. Уж как она стонала, размахивая руками и пачкая грязью белые халаты фельдшеров. С пьяной дамой трудно совладать, но «скорая» еще и не с такими сталкивалась. В машине на ногу пострадавшей наложили шину, сделали обезболивающий укол. На лоб Клавы постоянно садились комары. Пока ехали до второй городской больницы, она всхлипывала от боли. Отвлечь вопросами ее не удалось: заплетающийся язык выдавал нелепые фразы. Типа: «хлеб-то убери в холодильник». В травмопункте пациентка вообще не могла успокоиться. От стыда отворачивалась и закрывала грязными руками лицо.

Лечим астму, вызываем рвоту

Снова вызов: едем в район Нахаловки, на улицу Жданова. Бригада сменилась. В ней появился мужчина - фельдшер Андрей. За окном уже почти утро: прохладное и безлюдное. Дорога плохая. На каждой кочке мы дружно взлетаем вверх. У ворот частного дома нас встречает черноволосая женщина. Оказывается, у ее матери очередной приступ бронхиальной астмы. В доме душно, пахнет потом, старыми вещами и… мочой. Фельдшер осматривает бабушку, меряет давление, ставит укол в вену. Пока тянется вся эта процедура, одна из дочерей рассказывает, что мать всегда до последнего терпит, не хочет, чтобы «скорую» беспокоили. Вызывают-то ее не первый раз. Приступы и высокое давление у матери случаются часто, и в дождливую погоду, и в сухую, и ночью, и на рассвете. К тому же у нее аллергия на растения, дома их держать нельзя. А все равно разводят цветы - мама любит и избавляться от них не хочет. Другая сестра молча собирается на работу. В такую рань встает, потому что работает в городской теплице. Сейчас сезон сбора зелени.

На улицу выходим в начале шестого.

Не успели выехать с Нахаловки, как по рации получили следующий вызов: улица Жуковского на Мысу. Во дворе пятиэтажного дома нас встречает молодой человек. Поднимаемся на четвертый этаж. Двери в однокомнатную квартиру открыты. С порога бьет в нос застоявшийся рвотный запах. На тахте сидит, вся скукожившись, женщина в короткой ночной сорочке. Говорит, с часу ночи ее мучают дикие боли в желудке, рвота, понос. Сейчас-то уж и «ходить» нечем. Желчь одна. А ведь у больной еще и хронический холецистит! Как выяснилось, молодая съела на ужин макароны с майонезом, который в холодильнике целый месяц простоял. Пищевое отравление налицо. В таких случаях, чтобы сделать промывание желудка, пьют до десяти литров воды. Но тут обошлись и тремя. Молодого человека попросили принести табуретку и тазик для своей подруги.

Процедура ожидалась малоприятная. Меня предупредили, что могу выйти. Но поскольку я и так уже чувствовала себя, как запотевшая сельдь в оранжевой бочке (именно такого цвета были обои и шторы в комнате), то я решила, что хуже уже не будет. И осталась. Зря пациентка хныкала, что не сможет влить в себя столько жидкости. Процесс пошел! Молодой человек не выдержал и ушел курить на лестничную площадку. Через некоторое время девушке стало легче, боль прошла. Осталось только неприятное ощущение в желудке. В городскую инфекционную больницу она ехать отказалась.

Освободились мы в шесть утра.

Всего за сутки на подстанцию поступило 26 вызовов. В среднем их бывает 40-45. На одну бригаду приходится по 15-20 за смену. Ну а для города и 600 вызовов - не предел.

Больных «лечила» Дарья Апрель

Мужская работа

Дежурства на «скорой помощи» - работа не из легких. Здесь все называют ее мужской. Хотя в бригадах в основном женщины. Представляете, каково им приходится! Побегай-ка по такой жаре за мизерную зарплату с сумкой «скорой помощи» весом в шесть-семь килограммов.

А ведь почти все фельдшеры страдают болями в позвоночнике и высоким давлением. Потрясись-ка с больной спиной в неудобном УАЗике! Да потаскай носилки с больными с двенадцатого этажа. Транспортировка больного до машины не входит в обязанности работников «скорой», но кто же понесет несчастного? Повезет еще, если хозяйская собака не покусает - и такое бывает! А чем народ наш только не травится: грибами, помидорами, арбузами. Наркоманов, алкоголиков откачивать - дело уже привычное. Спасешь такого, а он тебя тут же обматерит, оскорбит по-всякому, встанет и дальше пойдет. Некоторые алкаши вообще приноровились заходить на подстанцию как к себе домой. И каждый день у них та или иная «бытовая травма»: ухо в пьяной драке порвали, руку-ногу сломали. Надоедают врачам, лекарства на халяву просят. Одна запойная парочка раз по пять на неделе заглядывает. То муж прибежит, попросит бинт. Мол, жена его сковородкой по голове бьет. То жена с кухонным ножом заявится: «Будьте моими свидетелями, муж меня хочет зарезать». Случалось, что и стекла в помещении бьют.

Ситуации, когда требуется помощь посторонних, бывают и на вызовах. Если в Нахаловку к цыганам приезжают фельдшеры, то к машине весь табор со своими давними и недавними болячками выходит. Ну не понимают эти агрессивные люди, что надо почаще в поликлинику ходить, с участковыми врачами «знакомиться».

Короче, не работа, а сплошной детектив а-ля «русиш фантастиш». Хорошо хоть милиция приезжает, защищает от дебоширов. С пожарными и со службой спасения «скорая» тоже сотрудничает. Авария на дороге, спасение утопающего или бомжа из задымленной теплотрассы - да мало ли ситуаций, когда все службы работают оперативно и вместе.

Между прочим, наш народ не всегда в курсе того, зачем нужна скорая медицинская помощь. Понятно, что она бесплатная. Но некоторые бесстыдно, а может, от незнания или безысходности, пользуются ею. Без нее и таблетку не примут - вызовут фельдшера на дом, чтобы он давление измерил, укол поставил: в поликлинику не успели сходить. Одиноким старикам трудно отказать. Но другие даже с маленьким порезом вызывают, просят лейкопластыри. Некоторые вызывают «скорую», чтобы им лекарства из сумки «скорой помощи» продали. В аптеку идти надо, а тут - доставка на дом. Часто такие люди пишут жалобы на работников «скорой». «Но только одна из десяти жалоб бывает обоснованной», - говорят фельдшеры. В остальных случаях люди с ума сходят. Но отказать им врачи не имеют права.

Дарья Апрель



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100