«Вечерняя Тюмень» № 13 Март 2004 г.

№ 13 Март 2004 г.

ЛЕГКАЯ МИШЕНЬ

     В дореволюционной России квартирные кражи считались низкопробным ремеслом. Лишь начиная с 50-60 годов домушники вышли в почетный ранг блатного мира. Милицейская статистика свидетельствует, что каждая вторая кража совершается из квартиры. Опытный домушник совершает скок не чаще одного-двух раз в месяц. Это объясняется серьезной подготовкой к краже. Житель одного из тюменских поселков выбрал объект давно. Выстроенный поблизости коттеджный городок просто манил к себе с дикой силой. Олег частенько наведывался в те края прогуляться да присмотреться.

     Мишень вычислил быстро. Приехала к одному из дворцов женщина лет сорока в дорогой шубе, по виду преуспевающая торговка. Да и мощные металлические ворота заставляли задуматься. Значит, есть что защищать, подумал Олег. Своему старому корешку Славке он сдал дом в тот же вечер.

     - Слышь, вроде реальный вариант. Баба одна живет, мужиков не водит. Так что, думаю, проблем не возникнет.

     Слава обрадовался, хотя проблемы никогда не становились для него преградой. Скорее наоборот. Оба срока Славик получил как раз из-за своего шибко рискового характера. Не переждал нужное время. Светанулся.

     План подельники придумали простой, для успешного осуществления им потребовалось немного - печатная машинка да поездка на почту. Дальше - дело техники, которой рисковому Славику было не занимать. Заказное письмо Анна Филипповна получила этим же вечером. Текст гласил: "Уважаемая Анна Филипповна. Просим вас явиться в ОВИР завтра с 16 до 18 часов. Для уточнения некоторых деталей по выдаче загранпаспорта". Смешной текст, да еще без штампов и печатей, внушил доверие челночнице. Часто летая в Турцию, она не хотела возникновения хоть каких-то преград на пути к заморскому шоппингу. И строго в назначенное время женщина уже стояла у нужных дверей. А в это время Славик и Олег успешно вскрывали входную дверь. Обман обнаружился довольно быстро. В службе выдачи вообще тот день был не приемным. Вернувшись в родные хоромы, Анна Филипповна не обнаружила многих приятных сердцу и дорогих карману вещей.

     Похищенное воры сдавали барыгам скупщикам краденого. Если старые воровские барыги предпочитали держаться воров и опасались гопников и бандитов, то нынешние скупщики менее разборчивы и скупают все подряд и у кого ни попадя. Половина краденого ушла в тот же вечер. Другая же часть - дорогие золотые изделия, кольцо с изумрудом - требовала задержки с продажей.

     Прибывшие на место сотрудники милиции на требование хозяйки немедленно найти подонков лишь грустно покачали головой. Они еще не знали, что за этим ограблением стоял нетерпеливый старый друг ментов Славик.

     Не стерпел он и в этот раз. По договору друзья поделили выручку, а непроданные вещи спрятали у Славы в чулане. На месяц-другой, пока шум прекратиться.

     Олег спокойно уснул и провалялся в постели до самого вечера следующего дня. Встать его вынудили прибывшие опера. От них и узнал неудачный подельник, что его дружок с самого утра разгуливал по городским рынкам с похищенным золотишком. И даже умудрился продать его. Милиционерам. Сейчас Славик уже в третий раз обживает тюремные покои. Его друг и подельник впервые оказался по ту сторону колючей проволоки.

     Золотые украшения Анна Филлиповна получила. Впрочем, это лишь небольшая часть похищенного. На остальное придется снова зарабатывать торговлей турецкими шмотками. Барышни, берегитесь воров!

     Андрей САНОСЯН

     НЕПРИЯЗНЬ

     Что ни говори, но избежать проблем не удается ни одной семье, даже самой образцово-показательной. Мелкие размолвки - не в счет. Когда же одна из сторон категорически отказывается пойти на компромисс в ущерб своим эгоистичным желаниям, и возникает та самая обстановка, именуемая казенной фразой "личные неприязненные отношения". В этом случае весь груз неприятностей ложится на плечи второй, более слабой стороны, и проблема становится только ее собственной…

     Она лежала на полу и не могла подняться. Даже на простую попытку пошевелить рукой боль с новой силой набрасывалась на старое тело и сковывала движения. Сил хватало лишь на поверхностный судорожный полувздох, и казалось, что на следующий больше не хватит. Но эта физическая боль не шла ни в какое сравнение с душевной, куда более жуткой. Она уже не чувствовала холода. Только слезы бессилия и обиды тоненькими струйками стекали по морщинистым щекам, встречаясь на подбородке, и раздражали свежую ранку. Она не могла их смахнуть, и эта мелочь почему-то еще больше увеличивала их горький поток. Нет, она не жалела себя - не привыкла. "Вот и все, - кружилось в мозгу, - вот и преодолена та черта…"

     Где-то в комнате тихо тикали часы, отмеряя уже безразличное ей время. Она уже устала молиться о помощи, когда наконец-то открылась входная дверь и в проеме возникла дочь. Она пыталась ей рассказать, что случилось, но язык уже не слушался, и лишь три хриплых стона сквозь адскую боль смогли вырваться наружу: "Я, Егорушка, мы…" Сознание медленно покидало немощное тело, но теперь-то она знала, что помощь все-таки пришла…

     Дожив до преклонных лет, баба Валя все еще не знала покоя. Взрослые дети только радовали материнское сердце, великовозрастный же внук - начисто перечеркивал надежды на спокойную старость. Остатки его разума тонули на дне стакана, и по привычке протягивала она свою морщинистую руку помощи…

     Егорушка, разменяв свой четвертый десяток лет, все еще был не у дел. Отсутствие семьи компенсировалось компанией "единомышленников", а желание работать давно уже было предано забвению. Что же касалось каких-либо целей в жизни… так, промахнувшись не раз, он просто забыл про это понятие. Так и жил сей большой ребенок с нулевой ответственностью и упрямым желанием вечного праздника. И с каждым прожитым годом зрела в нем неприязнь ко всем, кто шел в разрез его не детским потребностям.

     В тот злополучный день, откупорив очередную бутылку спиртного, он и понятия не имел, чем закончится вечер. По привычке, предаваясь единственной в жизни отраде, Егорушка вначале не обращал внимания на бабушкино ворчание, мол, поскрипит немного старушка и смирится с неизбежным. Однако по мере употребления алкоголя звуковой назидательный фон, что создавала бабуля, стал понемногу раздражать внука, невольно выводя его из полюбившегося состояния транса. Он огрызнулся пару раз в ответ, но баба Валя не переставала ругать его за пьянки, скорее наоборот - усилила сей словесный воспитательный "урок". Вспылив, разобиженный на постоянное вмешательство в его личную жизнь Егор в целях "успокоения" несколько раз ударил бабушку кулаком в лицо. Она устояла на ногах, но… опрометчиво стала выгонять его из дома. Вконец разозленный таким поворотом дела, Егор с такой силой отшвырнул ее от себя, что баба Валя рухнула как подкошенная. Распростертое на полу беспомощное тело только добавило злости, и внук накинулся на бабушку с удвоенной силой. Он пинал ее ногами с жестокостью затравленного зверя, даже не обращая внимания, куда приходится каждый новый удар. И неприязнь нашла-таки свой подлый выход…

     Немного придя в себя, Егор решил, что этого "урока" бабуле будет достаточно и впредь она не посмеет препятствовать его "святым" процессам возлияния. Теперь назойливая старушка, захлебываясь от боли, лишь тихо стонала. Горькие слезы бесшумно стекали по знакомым с детства впалым щекам, и через какое-то время внук наконец-то сжалился. Он хотел было перенести ее в ванную умыться, да только сил у него на это уже не хватило. И он оставил ее прямо в коридоре на голом полу, "заботливо" подложив под голову подушку.

     А в это время один из их родственников, заглянувший проведать почтенное семейство, услышав за дверью подозрительные шумы, настойчиво нажимал на кнопку звонка, но ему никто не открыл. И родственник поспешил поделиться этим фактом с женой, после чего, позвонив в милицию, они отправились за дочерью бабы Вали в санаторий "Тараскуль".

     Дежурный ГОМ-2 Ленинского УВД, получив вызов о находящейся за закрытой дверью по такому-то адресу избитой старушке, направил туда дежурный наряд. Прибывшие на место сотрудники милиции столкнулись с только что подъехавшей дочерью потерпевшей, которая собственным ключом и отворила входную дверь. Им не пришлось долго устанавливать да ловить злодея, поднявшего руку на пожилую женщину. Затуманенный алкоголем разум временно сковал и все действия Егорушки. Да так, что, даже имея за плечами богатый уголовный опыт, он поначалу и не думал отрицать сей факт проведенных "воспитательных" мер. После признательных показаний он даже написал явку с повинной, а в протоколе задержания в присутствии адвоката собственноручно указал, что потерпевшую избил из-за семейных проблем и с задержанием согласен.

     Бабушку доставили в больницу, но тяжелые повреждения с дальнейшим развитием осложнений не оставили ей ни единого шанса на спасение, и спустя 13 дней баба Валя скончалась в больнице.

     Егорушка же, представ пред лицом закона и, видимо, до конца осмыслив касающиеся и его трагические последствия, вдруг отрекся от прежних своих покаяний и заявил, что к бабе Вале он и пальцем не прикасался. А переломы ребер она могла получить и в больнице: при падении во время перемещения с одного места на другое. Признательные же показания давал под банальной угрозой психического воздействия со стороны блюстителей порядка.

     Однако допрошенный в суде судебно-медицинский эксперт, производивший вскрытие, начисто исключил подобную возможность: обнаруженные у старушки повреждения были причинены в результате воздействия тупых твердых предметов и никак не могли возникнуть от падения с высоты собственного роста. А причиной смерти, согласно истории болезни, явились закрытые переломы 9 ребер, осложнившиеся развитием двусторонней гнойной пневмонии.

     Что же касалось заявления подсудимого об "угрозах" со стороны сотрудников милиции, то суд признал его голословным, поскольку ранее в протоколе допроса он собственноручно написал полностью противоположную фразу, и далее, вплоть до суда, ни разу не было упомянуто о якобы имеющих место подобных нарушениях.

     Дочь погибшей бабы Вали и мать пытавшегося избежать заслуженного возмездия Егорушки всеми силами пыталась было облегчить незавидное положение своего великовозрастного иждивенца. Она уверяла, что никаких повреждений на матери не видела, и сама родительница ничего о случившемся ей не рассказывала.

     Однако уличая ее во лжи, государственный обвинитель старший помощник прокурора Ленинского округа Татьяна Грицаева вызвала в суд свидетелей, которые подтвердили свои прежние показания, данные в период предварительного следствия.

     Так, например, сотрудник милиции, выезжавший на место преступления, рассказал, что в квартире, обнаружив лежащую на полу в прихожей старушку, тело у которой было все в синяках, мать Егора подбежала к ней и спросила, кто ее так избил. Что именно ответила потерпевшая бабушка, он не слышал, поскольку она сумела лишь тихо что-то прошептать. Но после ее ответа мать Егора тут же повернулась к пьяному сыну и закричала на него, требуя объяснить, за что он так избил ее.

     Тот самый родственник, первый, заподозривший неладное и забивший тревогу, тоже подтвердил наличие у потерпевшей явных только что полученных следов избиения. А пара свидетелей, кому мать Егора "сболтнула" про сыновнее "поведение", только дорисовали и без того уже ясную картину преступления.

     Мягко говоря, недостоверные показания матери подсудимого опровергались также и протоколом осмотра их квартиры с прилагающейся к нему фототаблицей: зафиксированные следы крови на простыне и двух подушках, на дверном косяке туалета и у входа в зал, в ванной комнате не оставляли сомнений о природе их появления.

     Закрывая судебное разбирательство по данному делу, суд пришел к выводу, что вина подсудимого Егора в предъявленном ему обвинении по ст. 111 ч. 4 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей) полностью доказана. Суд приговорил его к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

     О чем думал Егор, возвращаясь в места не столь отдаленные, нам не ведомо. Вспоминал ли бабулю, взывал ли к ее покойной душе о прощении или просто досадовал на свою непутевую жизнь? Только не было теперь рядом с ним родного человека, а проблемы остались - еще более тяжкие, и уже настоящие. Понял ли он наконец, что любая неприязнь всего лишь пылинка на весах человеческой жизни?

     Елена ЧЕРКАШИНА

     (пресс-служба ГУВД)

    Все имена в материале изменены



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100