№ 1 Декабрь 2006 г.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

Тобольск национализировали

Тюмень отправила 4-й «Поезд дружбы» - десант специалистов по развитию национальных культур и участников фольклорных ансамблей для передачи опыта районам. «Штаб» поезда - областной дворец национальных культур «Строитель».

В 2005 году поездки были в Упоровский и Вагайский районы, а недавно - в Ишим. На этот раз целью был Тобольск - духовная наша столица. Крепить дружбу народов отправились представители русского, белорусского, украинского, польского, татарского, чувашского, ингушского, армянского, немецкого, корейского и казачьего обществ.

Для концертного усиления русские выставили солистов «Сударушки» и «Сибирской забавы», казаки - дуэт «Тюмень казачья», татары - ансамбли «Чишму», «Рамай» и человека-оркестр Абузара Миннибаева, который играть может на чем угодно и носом дудеть в дудочку. От украинцев спел начальник украинского отдела «Строителя» Виталий Савченко, от немцев - Петр Фрезе. Белорусы привезли цимбалистку Тамару Григорьеву с единственными в области цимбалами, в коих заключается главное фольклорное богатство тюменских белорусов, ввиду чего любая их перевозка сопровождается едва ли не священными обрядами. Остальные культуры обошлись без самодеятельности.

Выехали рано утром, по прибытии устроили мастер-классы, снабдили методической литературой, дали совместный концерт с местными коллективами и победное отчалили.

Не все на это раз получилось - из графика вылетели, мастер-классы начались позже, были ужаты во времени, и в неразберихе мало кто на них попал. Но все же, насколько смогли просветить нашу духовную столицу, настолько и просветили. И уж точно удался обратный путь, когда в автобусе не смолкал баян, и, разогревшись народными напитками, дружно перепели и народный репертуар, и официальный советский, и неофициальный, узнав о культурах и фольклоре друг друга много новых, ранее неизвестных подробностей.

Всего сейчас на юге области проживает порядка 140 национальностей; свою самобытность они сохранили в разной степени. Многие народности частично ассимилированы, и речь идет даже не о сохранении, а о возрождении их языка и традиций. В рамках общеобразовательной программы в школах области национальные языки не преподаются - за исключением татарского, который изучается в некоторых районах по 2 часа в неделю. Остальные народы возможности полноценного изучения родного языка лишены. Есть факультативное преподавание - например, чувашский в Канаше Нижнетавдинского района, кое-где казахский, польский в Тобольске и Ишиме; в 69-й школе Тюмени идет работа с грузинским и армянским. Для иных единственным оплотом языка остаются национально-культурные объединения.

«Поезд дружбы» наряду с областными ежегодными межнациональными фестивалями (основные - «Мост дружбы», «Радуга» и тюркский «Утренняя звезда») - одна из попыток поддержать хотя бы минимальные очаги национальных культур, их языки и традиции. Проблему в целом они, конечно, не решат.

Рустам ФАХРЕТДИНОВ

«Затерянный мир»

Накануне новогодних праздников спешат обновить свои экспозиции филиалы Тюменского областного краеведческого музея.

В филиале «Городская дума» хранитель археологии младший научный сотрудник научно-фондового отдела ТОКМ Александр Белослудцев является автором выставки «Затерянный мир Ингальской долины». 26 декабря наносились последние штрихи к «портрету» выставки. Наши главные вопросы - автору выставки А.Белослудцеву.

- Замысел выставки родился еще в прошлом году. Мы целый год готовили материалы, научная работа, как правило, предшествует непосредственно экспозиционной. Объект «Ингальская долина» - достаточно интересен для экспозиционной подачи. Это уникальный район с сотнями археологических памятников в междуречье Тобола и Исети на стыке Ялуторовского, Ярковского, Исетского районов.

Мы смогли представить на выставке уникальные предметы, которые раньше никогда не показывались - так называемые «предметы импортные», то есть результаты торговли. Саргатская эпоха - культура раннего железного века - характеризовалась торговлей с соседями, о чем говорят характерные украшения.

Еще одна удивительная составляющая выставки - привлечение фотоматериала и форма его подачи, позволяющая показать процесс раскопок. На фото можно увидеть историю создания как коллекции, так и выставки... Мы приподнимаем завесу над затерянным миром Ингальской долины, мы открываем дверь в прошлое человечества. Еще один сегмент нашей экспозиции представляет собой рельефные реконструкции облика саргатских женщин различных социальных слоев. Этот тематико-экспозиционный комплекс создан на основе разработок Натальи Матвеевой, известного тюменского археолога.

Я уверен, что в целом наша выставка не останется без внимания тюменцев и даже станет пилотной в серии выставок, позволяющих перелистать неизвестные страницы о прошлом человечества.

Марина СТРЕЛКОВА

Механизм чуда

В Тюменском театре кукол к Новому году готовились заранее. Ноябрьские дни надолго запомнятся актерам как настоящие трудовые будни: вся труппа, кроме тех, у кого что-то действительно серьезное с руками, задействована в новом спектакле Натальи Явныч «Пираты Карибского моря, или Тайна старого сундука». Под Новый год уже вовсю идут праздничные утренники, где сюжет «Пиратов Карибского моря» плавно перетекает в действо у елки.

Молодежь, играющая в спектакле, назвала его «калькой» со знаменитого боевика «Пираты Карибского моря». Сюжет, следовательно, задан изначально: корабль терпит крушение, и дочь губернатора попадает к пиратам, чтобы пережить настоящую эволюцию - от «капризной девицы» до отважной героини. Но это не значит, что зритель увидит что-то абсолютно знакомое, напротив - сходство с известным боевиком чисто условное.

Сами актеры считают постановку синтетической: куклы, танцы, песни, феерия, фокусы и спецэффекты, летающие женщины, непрерывно стреляющие ружья и превращения в течение всего спектакля... Удивлять - так удивлять, Новый год ведь к этому и обязывает. Кто-то увидел даже перебор в этом каскаде спецэффектов: маленькому ребенку не так-то легко вынести зрелище осьминога на сцене театра. Но в целом детям нравится этот неоднозначный спектакль, а молодежь - Володя Кузьмин, Алексей Усов, Таня Лузина - как всегда удивляет и радует.

Аня Ганичева, по выражению коллег, «закрыла собой брешь» в предыдущем театральном сезоне, когда молодых актрис не хватало, когда на ней было четырнадцать спектаклей с ролями и живого плана, и чисто кукольными. Муза не отдыхает на таких трудягах, и вот в «Пиратах» - очередная главная роль, в исполнении Ани - характерная. Кроме прочего, это - единственная в спектакле роль с дублем: уж очень велика нагрузка на «героинь». Дублерша Ани - Надя Черемнова, блистательно сыгравшая Дороти в «В двух шагах». Она строит роль совсем в другом ключе: нежная, лиричная... Олицетворяющая свет и добро. Как вы поняли, спектакль с Аней в главной роли и с Надей - почти два разных спектакля. И две разные снегурочки, и две разные елки. Такова специфика театра, таковы его волшебные и необходимые превращения, таков механизм чуда. У чуда, кстати, есть вполне конкретная механика: это дымовая машина под сценой и фонарь - автор спецэффектов. И во время спектакля жизнь кипит не только на сцене, но и под ней - в дыму и вспышках, подчиненных активному ритму действия.

Антон Нестеренко играет две роли - обезьяну в «Пиратах» и полную противоположность ей - доктора Айболита - в представлении у елки. А пираты - и у елки остаются пиратами, чтобы «разогревать» мирную обстановку близящегося чуда.

И что можно пожелать трепетно ждущим Нового года тюменцам? Конечно, плюнуть на все заботы и работы - и, прихватив детей, племянников, а может, и бабушек, - рвануть в театр. А актеры... Им отдыхать - в наступающем году.

Лариса ГРАЧ

Битвы за историю

Вышел в свет второй том книги Рафаэля Гольдберга и Александра Петрушина «Запрещенные солдаты», посвященной судьбе тюменцев - участников Великой Отечественной войны, которые прошли плен, а затем угодили в советские фильтрационные лагеря и уцелели в них, но на долгие годы были вычеркнуты из официальной истории войны.

Этих людей - около 10 тысяч. Первые два тома обобщили данные примерно трети из них: фамилия-имя-отчество, дата и место рождения, откуда призваны, когда и где попали в плен, освободились и прошли фильтрацию.

Для некоторых удалось найти данные о послевоенной судьбе. Для других история обрывается выходом из фильтрационного лагеря. Работа по оставшимся еще предстоит.

Территория нынешней Тюменской области при населении около 800 тыс. (перепись 1939 года) дала войне 250 тыс. бойцов. Война поглотила всех, кого было можно взять - когда 1941 и 1942 годы перемололи «благонадежный контингент», в ход пошли ссыльные северных округов. 134 тыс. не вернулись, из них более 20 тыс. объявлены «без вести пропавшими» - попросту говоря, в основной своей массе оказались в плену и там погибли.

Мы не знаем точно, сколько вырвалось из плена - бежало, было освобождено советскими частями, союзниками или партизанами. Уцелевших ждали фильтрационные лагеря «СМЕРШа», где особо не церемонились - ни с Героями Советского Союза, ни с героями Сопротивления. Если не повезет - расстрел или ГУЛАГ, число сгинувших в ГУЛАГе фронтовиков-тюменцев - в кровавой «сучьей войне» или иных реалиях - мы тоже не знаем. Сейчас мы можем узнать лишь о тех 10 тысячах, кому «повезло» - кто после фильтрации опять был направлен на фронт, на промышленные объекты или домой, если война уже кончилась.

И хотя официальная история о них умолчала, родина все эти годы помнила и держала под надзором - фильтрационные дела до 1991 находились в управлении КГБ по Тюменской области. После падения августовского путча они были переданы в государственный архив. Лишь в 1995 прошедшим плен дали права ветеранов войны, и лишь в 2005-м с дел сняли гриф секретности. Тогда же началась работа над книгой «Запрещенные солдаты», и вышел первый том. Следом ряд регионов начал аналогичные проекты.

Время потеряно безвозвратно. Упущены 15 лет относительной свободы, когда возможен был открытый разговор о войне. Когда большинство общества готово было принять правду. Сейчас пропагандистская машина начинает работать заново. Меняется интонация учебников. Снова акцентируется факт победы без осмысления цены, которую за нее пришлось заплатить и, главное, без попытки понять, почему произошла эта война и почему она с легкостью унесла столько жизней. Шикарно отпразднован 65-летний юбилей битвы за Москву - и ни слова не сказано о том, что в те же дни открылись первые фильтрационные лагеря и многие герои битвы стали их первыми «клиентами».

Почему свыше 5 миллионов советских бойцов сдались в плен? Почему под Киевом в 1941 сдалось одновременно 663 тыс. человек - больше, чем нынешнее население Тюмени? Почему люди оказались на передовой без обучения и с деревянными муляжами вместо винтовок? А многие, как показывают фильтрационные дела, вообще были безграмотны. Большинство же - сельская молодежь - имело за плечами по 4 класса.

Александр Петрушин на презентации книги огласил два вывода: во-первых, воевать не умели, во-вторых, не хотели (можно лишь дискутировать: не хотели воевать за тот строй или не хотели воевать в принципе?). Цель книги, по его словам - понять причины, ощутить масштабы трагедии и жертвенность нашей победы. И ввести архивы в научный оборот - до сих пор основные массивы советских документов о войне пылятся на полках, а масштабные исторические исследования приходится делать на основе зарубежных документов. «Кто-то должен это делать. Пепел времени - под ним живые угли», - сказал Рафаэль Гольдберг.

В войне столкнулись два самых кровавых режима в истории. Один из них имел гораздо больше пушечного мяса и мог бросить в мясорубку больше жизней. Он должен был выиграть и выиграл. «Всех не перевешаете!» - бросила палачам Зоя Космодемьянская; дочь репрессированных, она внятно передала правила игры. «Трупами завалили!» - произнес позже писатель-фронтовик Виктор Астафьев.

История учит лишь тех, кто ее знает или хочет знать. Тех, кто знать ее не желает, она учить не в состоянии. Можно переписать учебники, но прошлое от этого не изменится. Прошлое не выбирают, и платить за его незнание рано или поздно приходится.

Рустам ФАХРЕТДИНОВ



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100