№ 1 Декабрь 2006 г.

Настоящему индейцу все ништяк

Американский бокс-офис: скромное счастье Мела Гибсона, Леонардо ди Каприо едет в Африку, пингвин как тотем.

Ничто не помогло - ни проблемы с алкоголем, ни антисемитские высказывания, ни папа-фашист. Фильм Мела Гибсона «Апокалипсис» занял первое место, индейцы майя заняли подобающее место в пантеоне чудовищ, а компания Icon заработала 14,1 миллиона долларов. Правда, это одни из самых скромных сборов для первого места со времен бестолковой «Сделки с дьяволом» про студентов-ведьмаков, занявших в сентябре первое место с суммой 8,9 миллиона. Но что с того - были опасения, что фильм и вовсе провалится в прокате.

После знаменитого инцидента с антисемитской пьяной болтовней считалось возможным, что руководство прокатных сетей устроит картине бойкот. Ничего такого не случилось, и 40 миллионов бюджета картины начали потихоньку отбиваться. Это, конечно, не 84 миллиона, с которыми открылись «Страсти Христовы». Но и главный герой фильма по имени Лапа Ягуара - не Сын Человеческий.

История индейца, чья мирная жизнь в джунглях была нарушена ловцами рабов майя, убившими одних жителей деревни, угнавших в рабство других, чтобы принести в жертву на вершине большой красивой пирамиды, снятая на непонятном языке, очень тревожила прогрессивную общественность. Самыми прогрессивными оказались собственно майя, высказавшиеся в том духе, что обижены, мол, таким зловещим описанием их славного прошлого. Великая культура, давшая миру пирамиды, точный календарь, красивые фрески и непонятные иероглифы, представлена как сборище кровопийц и садистов. На вопрос «и что, и ужасные кровавые жертвы вы не приносили на вершине ступенчатых пирамид?» майя отвечают: «Ну, допустим, приносили. Но не каждый день. И не так много. И вообще, на христианских миссионеров посмотрите - вот кто лютовал».

На втором месте лента Нэнси Мейерс «Отпуск по обмену» с Камерон Диас, Кейт Уинслетт, Джеком Блеком и Джудом Лоу. Фильм собрал 13,5 миллиона.

На третьем месте, разумеется, «Делай ноги» - мультфильм про пингвинов, которые любят танцевать. То ли сама идея - танцевать степ в ластах - показалась аудитории интересной, то ли пингвин все же тотемное животное Америки, как у героя «Бойцовского клуба», но сборы картины продолжают расти, за месяц - уже 137,7 миллиона долларов.

Немного отстает «Казино Рояль», занявшее 4-е место с 8,8 миллиона за уикенд. По общим сборам, впрочем, шпион так пингвинов и не догнал - 128,8 млн. за тот же месяц.

И на пятом месте еще одна премьера - «Кровавый алмаз» с Леонардо ди Каприо. История наемника, ищущего в Африке драгоценный алмаз и вынужденного ввязаться в местную гражданскую войну, доказывает две вещи. Во-первых, покупать алмазы у кровавых режимов, поддерживая их существование, нехорошо. Во-вторых, если споры о том, хороший ли актер ди Каприо, будут идти еще долго, то споры о том, приносит ли он кассу, похоже, закончены.

«Парк культуры»

Козлы исправятся

«Отпуск по обмену» с Камерон Диас и Кейт Уинслетт - рождественская мелодрама от главной женской утешительницы Нэнси Мэйерс.

Успешная американка Аманда (Камерон Диас) живет на собственной вилле в Голливуде, а скромная журналистка Айрис (Кейт Уинслетт) - в глухой английской провинции, в тихом домике, неказистым фасадом смахивающем на хоббитскую нору средней руки. Объединяет этих очень разных барышень возраст (обеим несколько за тридцать) и одновременно грянувший крах в личной жизни. От любовных невзгод тем грустнее, что приключились они в канун Рождества. С целью развеяться героини, списавшись по интернету, на две недели меняются домами.

В том, что к праздничной ночи дамы не только успеют выплакать все слезы, но получат по подарку судьбы в виде Джуда Лоу и Джека Блэка, сомнений нет - в духоподъемных мелодрамах Нэнси Мейерс по-другому не бывает. Можно, конечно, не полениться да и поискать фото режиссера Мейерс, но представляется она и ликом, и душою таким голливудским аналогом Оксаны Пушкиной. Всякий фильм Мейерс, будь то лента «Чего хотят женщины» или снятая два года назад мелодрама «Любовь по правилам и… без» похож на высокобюджетный выпуск «Женского взгляда». И голливудская труженица, и наша телеведущая, очень хорошо представляя себе особенности целевой аудитории, точно знают, когда следует тихонько вздохнуть, когда всплакнуть, когда чувственно всхрапнуть или на самом интересном месте сказать вдруг: «Ну, вы меня понимаете, девочки».

Какие бы житейские испытания ни готовил дамам сюжет, итог всегда утешителен. Победное женское счастье если не очевидно, то более чем возможно - стоит только сильно его захотеть и хоть что-нибудь предпринять. Например, причесаться.

Исправно утирая слезы своим героиням и зрительницам, к мужчинам Мейерс строга, хотя «Отпуск по обмену» в этом отношении получился гуманнее, чем обычно. Нравственный закон, органично вытекавший из ее предыдущих фильмов, был прост и суров. Мужчины делятся на две категории: на просто козлов (главные источники неприятностей; они, натворив бед, исчезали из кадра задолго до титров) и козлов небезнадежных, пригодных к исправлению (доведенные до кондиции, они в меру сил оттеняли личный триумф женщин в финале). Нужный эффект обеспечивает продуманно провокационный кастинг: надо было додуматься пригласить на роль чуточку пьющего, но обаятельного вдовца при двух очаровательных дочурках Джада Лоу и подать в качестве романтического героя талантливого комического толстяка Блэка. Фокус суровый, но, как сказано у Пелевина, «под Кандагаром было круче». В «Любви по правилам… и без» герой Джека Николсона был едва не до смерти накормлен виагрой и отправлен бегать с голым задом в больничной распашонке.

Предыдущие картины Мейерс были в общем недурны, поскольку торжество матриархата оттеняла изрядная доза иронии. В «Отпуске по обмену» ее не хватает. Когда, гуляя с Уинслет по видеомагазину, герой Блэка хватает с полок диски и напевает мелодии из классических мелодрам, кажется, что вот-вот он выдернет «Титаник». Ан нет, вместо этого на правах мимолетного сюрприза среди полок проходит Дастин Хоффман.

То ли проснувшееся гуманное отношение к мужчинам сыграло с режиссером злую шутку, то ли не повезло со сценарием, но в фильме нарушено главное правило. Рождественская мелодрама может себе позволить быть сколь угодно надуманной и слезной, но не скучной, а «Отпуск по обмену» нагоняет местами изрядную тоску. Все, казалось бы, есть. И Аманда, отправившись было в аэропорт, на полпути велит таксисту развернуться и рвануть обратно, в объятья к тихо плачущему отцу-вдовцу. И Айрис находит в себе моральные силы указать на дверь бывшему возлюбленному, проходящему по категории неисправимых козлов. И под поэтической фразой «осколки души снова собираются вместе» могла бы подписаться любая из героинь Мейерс, и счастье стучится в двери, и красиво падает дефицитный по нынешним временам снег, однако результат - как в известном анекдоте про новогоднюю опять-таки гирлянду. Светится, блестит и переливается, однако не радует.

Сергей Синяков

Тропик зайца


Тропический рай

Фильм «На юг» - драма с Шарлоттой Рэмплинг про секс-туризм на Гаити, запоздалые страсти и гормональные всплески.

«Как, вы не бывали на Гаити? - Ну, грубо говоря, не бывал. - А зря - оно того стоило!» Особенно в семидесятые, когда там правил диктатор Дювалье и СПИД еще не начал свою смертельную охоту за искателями чувственных приключений. В те чудные годы под знойным Карибским солнцем на белоснежных пляжах отдыхали дамы почтенного возраста, которые прекрасно знали, как нужно проводить кровно заработанный отпуск. Да и вообще, что может быть прекрасней страстного курортного романа? Или нескольких романов сразу?

Тем более в нищей креольской стране, где белая женщина, пусть даже и старая целлюлитная кошелка, - царевна и богиня, прихоти которой за гроши готовы удовлетворить десятки местных альфонсов с гладкой кожей и хорошей эрекцией. Вот Эллен, 55 лет, преподавательница французского, ветеран «активных» отпусков на Гаити, всегда готовая вкусить все прелести жизни - от хорошего косячка до упругой черной плоти. Вот южанка Бренда из штата Джорджия, впервые испытавшая оргазм уже глубоко за сорок в компании юного аборигена, которого они с мужем подкармливали из жалости, и снова явившаяся сюда, чтобы реанимировать ту незабываемую остроту впечатлений. А вот толстушка Сью, работающая завскладом у себя на родине, в Канаде: она приехала сюда, чтобы позагорать, вкусно покушать и от души позаниматься сексом. Да и как тут устоишь, когда не успела лечь в постель, а под одеялом тебя уже поджидает шоколадный заяц.

Ну и, конечно, предмет вожделения местных курортниц по имени Легба, из-за которого разгораются нешуточные схватки ревности, мальчуган, великодушно открывшей Бренде дорогу в Большой Секс, король местных жиголо и звезда танцпола, стройный черный Купидон с таинственным вудуистским именем, играючи завязывающий трепетные женские души в гордиевы узлы. Свет в угрюмой дощатой халупе, где Легба проживает вместе с матерью, включается, если замкнуть голый провод в специальное гнездо, а посему ему существенно приятней дефилировать в цивилизованной курортной зоне с обнаженным торсом, где деньги, еда и подарки похотливых туристок сыплются на него отовсюду. А над полыхающим костром алчности, страсти и легкомыслия возвышается единственный добродетельный тотем - работящий пожилой метрдотель Альбер, ненавидящий белых давно и стойко, но тихо и про себя.

Несмотря на заговорщические подмигивания, лента сорокапятилетнего Лорана Конте - совсем не «клубничный» фильм про секс-туризм с винегретом пикантных сцен. Это сдержанная и холодная картина, рассказывающая о «культурном отдыхе» уже немолодых теток, снятая громоздко, старомодно и, что примечательно, без грамма пошлятины. Конте выдал интровертную, обескровленную и инертную работу, в которой все острые углы, способные «зацепить» смотрящего и вызвать у него минимальное переживание, умышленно закруглены, все эмоциональные ударения приглушены и все намечающиеся интригующие сюжетные ответвления вероломно отведены в тупик.

Зачем это потребовалось бесстрастному французу? Может, он тем самым не хочет отвлекать позевывающего зрителя от того, о чем эта картина в действительности: о душевном томлении, вызванном гормональными всплесками еще «недогулявших» климактерических дам; об «еще одном дне в раю», где можно попытаться заглушить боль от «недолюбви» в объятиях очередного черного ангела; про гнетущее состояние одинокой женщины, которая судорожно пытается растратить невостребованный запас своих сильных чувств с уже просроченным сроком годности; про надежду, которая умирает последней в теле даже самого черствого и фригидного сухаря в юбке.

Алексей Простяков



первая полоса | содержание номера

о газете | архив | напишите нам
Погода в Тюмени Погода в Сургуте

© vecherka.org , 2004-2012
Rambler's Top100